четверг, 22 сентября 2016 г.

Российским демократам пора перестать объединяться

И опять стон по всей оппозиционной Руси: «Вот если бы демократы объединились, то...». Дамы и господа, эту песню мы слышим последние пятнадцать лет ежедневно. Кто только не пытался «объединить демократов»! А они все не объединяются. Почему? Ну, если попытки продолжаются пятнадцать лет, то самый очевидный ответ — потому что это невозможно. А почему невозможно? Потому что никаких «демократов», которые могли бы объединиться, уже давно не существует в российской политической природе.

«Демократы» как политическая общность появились в СССР на рубеже 80-90 х гг. прошлого века. Это была общность всех недовольных советской властью и коммунистической партией. Ключевое слово здесь - «всех», включая людей, чьи взгляды были очень далеки от демократических и либеральных. Советское общество было однородным, то есть простым («единый блок коммунистов и беспартийных») Естественно, что его раскол привел к возникновению такого же простого блока «демократов».

Однако это было только начало процесса деления и формирования нового, сложного, общества. Последний раз, когда, уже «похудевший», блок «демократов» заявил о себе, как о дееспособной политической силе, были президентские выборы 1996 г., когда он не допустил избрания коммуниста Зюганова. Заметим, что источником силы и единства здесь, по-прежнему, было неприятие коммунистической партии. И, по-прежнему, демократии было гораздо меньше, чем антикоммунизма — выборы 1996 г. трудно назвать демократическими. 

«Демократы» стояли у истоков того, что принято называть постсоветской Россией — периода, когда простое советское общество превращалось в сложное российское. Это происходило во всех сферах, включая политическую, через дифференциацию, появление различных групп интересов, идеологических и политических течений. Но, как это всегда и бывает, интеллектуалы и политики представляли и описывали эту новую реальность в категориях уходящей эпохи. Мечта об «объединении демократов», на самом деле, не взгляд в будущее, а воспоминание о временах «раннего Ельцина». Дифференциация есть признак развития любой системы. Те, кто сегодня призывает к объединению «демократов», по сути, призывают к деградации.


Мечта об «объединении демократов», на самом деле, не взгляд в будущее, а воспоминание о временах «раннего Ельцина». Дифференциация есть признак развития любой системы. Те, кто сегодня призывает к объединению «демократов», по сути, призывают к деградации.

Предвыборная история 2016 г. показала, что старые добрые времена прошли окончательно. Политическое поле нового, сложного, российского общества, если не оформилось окончательно, то границы размежевания в нем определились достаточно ясно. И в его либеральном сегменте начали объединяться друг с другом все, кто могли.

В Парнасе либералы объединились с умеренными националистами, в Яблоке — со сторонниками умеренно левых взглядов. «Парнас» чуть было не включил в свой избирательный список Поткина и включил (аж вторым номером) Мальцева. Вместе с тем, даже самые левые (сторонники идей Ленина и Троцкого) признают программу «Яблока» левой. Таким образом, складываются два самостоятельных силы — национал-демократическая и леволиберальная. Это разные идеологии, разные видения прошлого и будущего. Они отражают взгляды разных групп сложного, идеологически разнообразного, российского общества. Объединение этих сил невозможно по законам физики, потому что они разнонаправленные. Точнее — их объединение даст в сумме ноль.

Обе эти политические силы проиграли выборы. Но проиграли они совсем не потому что «не смогли объединиться». Фундаментальная причина их поражения — неспособность мобилизовать своих сторонников. А сторонники у них разные. Главная ошибка — надежда на «протестные настроения избирателей», которых (настроений) сегодня просто нет. Если, конечно, под протестными настроениями мы понимаем желание поменять «плохую власть».

Эта ошибка, в свою очередь, происходит из фундаментального заблуждения, согласно которому протестные населения возникают у людей стихийно по мере ухудшения экономического положения, роста произвола и общей неэффективности управления. Люди могут бесконечно терпеть плохое управление, издевательства и нищету, если не видят альтернативы — мотивирующего их образа другого будущего. Создание такого образа и является задачей политиков.

Таким образом, складываются два самостоятельных силы — национал-демократическая и леволиберальная. Это разные идеологии, разные видения прошлого и будущего. Они отражают взгляды разных групп сложного, идеологически разнообразного, российского общества.


Вместо этого национал-демократы и левые либералы (будем привыкать называть их так) выясняли личные отношения, пытаясь «объединиться», и рассказывали народу о том, как он плохо живет и как жируют «жулики и воры» в своих дворцах, яхтах и личных самолетах. Выяснения отношений подавляющему большинству были не интересны, а о том, как он плохо живет и как жируют «жулики и воры», народ знал и так.

Все это хорошо, скажут мне, но что же теперь делать? Во-первых, забыть навсегда об объединении воображаемых «демократов». Это, как минимум, оздоровит психологическую обстановку и освободит ресурсы для действительно полезной деятельности.

Во-вторых, национал-демократам и левым либералам, отдельно друг от друга, стоит заняться, наконец, разработкой и популяризацией среди потенциальных сторонников видений будущего, тех самых мотивирующих альтернатив. Это большая концептуальная работа, требующая концентрации интеллектуальных ресурсов. Партия «Яблоко», например, такую работу начала (см. ее предвыборную программу), но это только начало. Но это еще разговор интеллектуалов и политиков с гражданами, а не только друг с другом. И это не разговор о яхтах и дворцах «жуликов и воров». Также национал-демократам и левым либералам необходимо составить конкретное представление о том, кто их потенциальные сторонники — где живут, чем занимаются и т. д. 

В-третьих, уже существующим сторонникам национал-демократии и левого либерализма надо собраться в две сильных партии. Это и будет реальным объединением. В нынешних условиях создание новых партий — абсолютная утопия. Для этого просто нет ресурсов. Поэтому объединение возможно только через уже существующие струтктуры. И это важнейший организационный вызов для «Яблока» и «Парнаса» - смогут ли они собрать внутри себя хотя бы тех, кто проголосовал за них 18 сентября. Это сотни тысяч свободных людей и ответственных граждан. Но это и вызов для этих граждан — смогут ли они взять на себя ответственность за свою страну и свое будущее в ней, сделав нечто большее, чем просто участие в голосовании. 

Политическая сила, то есть способность осуществлять власть, определяется не числом сторонников. «Единая Россия» обеспечила себе конституционное большинство голосами всего то 15% избирателей. Политическая сила определяется, во-первых, пониманием конкретным сообществом своих общих интересов и ценностей и, во-вторых, уровнем его организованности. 

Постсоветский период российской истории закончился. Политические представления времен революции 1991 г., совершенной объединенными «демократами», как бы привлекательно они для кого-то ни выглядели, к нашей реальности больше не имеют отношения. Это один из основных выводов, которые следует сделать из избирательной эпопеи 2016 г.